Вакансии Timberland Спб spbshoes.ru.






Игра в англичанство,
или
Рассуждения о взлёте и падении Голливуда

Сергей Чечнёв

В одной из передач, посвящённых кино, некий критик сделал примерно следующее заявление: «Вот вы говорите: комедия, комедия! Да разве у них комедии? Глупо и не смешно. Вот наши комедии — это другое дело! Это настоящее искусство…» Далее следовал список иванов васильевичей, меняющих свою профессию, бриллиантовых рук и джентльменов удачи.

Первой моей реакцией было бурное негодование: как может культурный и образованный с виду человек нести такую ахинею? Немного остыв, я понял, однако, что данный товарищ заслуживает сожаления, а не порицания. Мне сразу вспомнились слова из старого рассказа Жванецкого: «Давайте рассуждать о взлёте и падении Голливуда, не видя ни одного фильма!»

Поскольку вряд ли можно было упрекнуть критика в том, что он не видел фильмов, на которые так яростно ополчился, я подумал, что дело тут в другом. А именно в том, что наш поборник российского киноискусства «видя, не видел». И даже не понял, бедняга, что 70% из того, что написал сценарист, снял режиссёр и сыграли актеры, осталось для него «за кадром». По вине одного-единственного человека — переводчика!

Профессия переводчика стала в последние годы жертвой «всеобщей интеллектуализации» и повального увлечения английским языком. Она превратилась из престижного, почти сакрального действа в банальную низкооплачиваемую работу.

Никто не сможет убедить современного менеджера, что он должен дорожить профессиональными переводчиками. Зачем? Ведь у него под рукой армия более покладистых и непритязательных кандидатов. Они целых ДВА месяца ходили на курсы, листали по воскресеньям учебник Бонк и прочли модный детектив в оригинале. Переводик сварганить? Нет проблем, шеф. Дёшево и сердито. Помните диалог Хмыря и Косого из «Джентльменов удачи»: «Вот завяжу — на работу устроюсь!» — «Кем? В родном колхозе сторожем?» — «Зачем? Переводчиком. Английский я знаю».

И вот уже армия новоиспечённых переводчиков штурмует всевозможные бастионы иноязычной словесности. Одна за другой пали крепости деловой переписки… технического перевода… устных переговоров… и наконец наступила очередь кино и телевидения.

Свершилось! Внимай, родная страна. Наступают новые времена. Это раньше переводчики — смешные, право, люди — годами учились, корпели над каждым словом, гонялись за редкими словарями, собирали сведения о культуре страны изучаемого языка. Какая же это тягомотина! Кому она нужна? Теперь всё будет по-другому. Сегодня — сериал. Завтра — боевик. Послезавтра — два сериала. Конвейер, объём, поток. Только успевай включать телевизор и смотреть… А за кашу в ваших мозгах мы ответственности не несём. Со своими бы разобраться.

И страна начинает внимать…

Что же за продукт получает она под видом переводных фильмов? Прямо скажем, продукт «с душком». Некий эрзац реальности, заменитель настоящей культуры. Как-то известный режиссер Игорь Масленников назвал в одном из интервью свои фильмы о Шерлоке Холмсе «игрой в англичанство». Стоит отдать ему должное: его игра в англичанство получилась довольно удачной. В отличие от него, наше телевидение занимается гораздо менее привлекательным «англичанствованием». Оно выплёскивает на экраны тонны сырых, непрофессиональных переводов. Переводов, которые создают у российского зрителя искажённую, несуществующую картину западной жизни.

В советские времена было очень модно высмеивать Запад, мол, какие они там все глупые, до сих пор считают, что у нас по улицам ходят медведи. Но уверяю вас, наше представление о западной жизни, почерпнутое из «новопереведённых» фильмов и сериалов, недалеко ушло от аналогичного советского стереотипа. И так называемые «переводчики», люди, призванные эти стереотипы разрушать, с поразительным упорством трудятся над их воссозданием и укреплением.

Всё большое начинается с малого. Для иллюстрации моих утверждений я решил собрать примеры переводов из конкретных фильмов и сериалов. Это только малая толика того, что я услышал (и продолжаю слышать) с экрана. Но поверьте, если записывать абсолютно всё — через пять минут просто-напросто устаёт рука. Пусть вас не смущает «малозначительность» примеров. Когда такие «малозначительные» ошибки множатся как снежный ком, они превращаются в лавину непонимания, и эта лавина накрывает зрителя с головой. Примерно так, думается мне, и произошло с нашим незадачливым критиком.

Прежде чем я начну свой печальный рассказ, я хотел бы обратиться к переводчикам «новой формации».

Братья-пацаки! Поймите, что на курсах английского языка не готовят переводчиков! Курсы английского языка предназначены для того, чтобы, оказавшись в турпоездке за рубежом, вы смогли спросить у местных аборигенов, где находится туалет и как пройти в российское посольство. Если бы этими двумя темами ограничивалась англоязычная культура, вы вполне могли бы преуспеть на переводческом поприще. А до тех пор пока это не так, не мучьте свой организм, если не собираетесь справлять большую нужду!

Итак —

«…Слушай же, Сальери, мой Requiem»

Среди перечисленных ниже ляпов попадаются довольно забавные. С них мы и начнём.

В одной из серий комедийного сериала «Альф» был момент, когда восторженная публика кричала: «Encore! Encore!» Переводчик (будем так для удобства называть людей, которые выдали на-гора приводимые нами перлы) в этот день, видимо, посмотрел комедию Тодоровского «Анкор, ещё анкор!». Чем иначе объяснить то, что вышеприведённую фразу он так и «перевёл»: «Анкор! Анкор!» А наивный зритель и не догадался, что публика на самом деле кричала: «Браво! Бис!»

Далее в том же «Альфе» Линн разбирает свои кассеты, собираясь выкинуть ненужные.

Lynn: OK. Here we go. Classics, Twisted Sister…

Alf (мгновенно оживляясь при словах «Twisted Sister»): If you don't like that one, I'll take it!

Эфирный перевод (замечу, что в английской транскрипции я написал Twisted Sister как и положено, с прописной буквы; прочтя перевод, вы поймёте, что переводчик скорее всего воспринял это как словосочетание со строчной):

Линн: Так. Что тут у нас? Классика, обманутые сёстры…

Альф: Последнюю не выкидывай. Я её могу взять, если она тебе не нужна.

Вот такой диалог. У зрителя в голове гурьевская каша. Почему вдруг Альф так встрепенулся на «обманутых сёстрах»? Что в них смешного? Глупость какая-то. Какие сёстры? Почему обманутые? Снимут чёрт знает что, а ещё комедия называется.

Попробуем разобраться. Twisted Sister — это довольно известная в 80-е годы металлическая группа. Молодёжь-то уже и не помнит. Но переводчик обязан это знать. Это часть культуры «страны изучаемого языка». Я вот, например, тоже родился несколько позже Бинга Кросби, однако это не означает, что мне позволительно удивлённо таращить глаза при упоминании его имени. Так вот, Twisted Sister — это такая патлатая, шумная, вся из себя металлическая команда с соответствующей чумовой музыкой. Очень отвечает характеру Альфа. И естественно, смешно, когда Альф так горячо пытается отвоевать кассету с их музыкой.

Что же касается перевода, то обманутыми сёстрами тут и не пахнет. Тут перевод вообще не нужен, поскольку в русском языке эта команда не переводилась, а называлась «Твистед систер». Но если уж говорить о переводе, то шикарный перевод предложил Сева Новгородцев: «Сестрёнка со сдвигом».

Ну как, расхлёбывается гурьевская каша? Идём дальше.

От Альфа до омеги

Альфу снится сон. Вдруг в своём сне он видит кого-то — убейте меня, не помню, кто это был, я забыл записать, но это неважно, скажем, кто-то, к кому Альф не питает дружеских чувств. Так вот Альф требует, чтобы этот кто-то убрался из его сна: «This is my dream!»

Эфирный перевод: Это моя мечта!

Даже в такой очевидной ситуации наш «переводчик», с завидной скоростью переводческой программы Stylus, выдаёт эквивалент слова dream — мечта, т.е. первое, что он видит в словаре. И не утруждает себя перечитать получившуюся несуразность. Догадались уже, что на самом деле сказал Альф? Правильно: «Это мой сон!»

И дальше:

Alf: Did I tell you a joke?

Эфирный перевод: Я тебе рассказывал шутку?

Правильный перевод: Слышал анекдот?

Комментарий: если вам, г-н переводчик, трудно осознать, что слово joke — это и шутка, и анекдот, предлагаю маленькое упражнение. Сделайте обратный перевод. Переведите слово анекдот на английский язык. Чтобы не поддаться соблазну перевести его как anecdote, посмотрите предварительно значения слова anecdote в англо-английском словаре (так обычно поступают профессиональные переводчики). Посмотрели? Поняли, что в бытовом разговоре оно не проходит? Тогда советую вам делать это упражнение почаще. Назовём его внимательным отслеживанием контекста.

А вот пример на переводческий кругозор. В одной из серий Альфа собираются искать на Julio Street. Переводчик работает с монтажным листом. Он не слышит живой речи. Ему невдомёк, что Julio — это испанское имя Хулио, и он ничтоже сумняшеся выдаёт: Джулио-стрит. Забавно было слушать английский и русский текст. Английский: Хулио-стрит. Русский (через долю секунды): Джулио-стрит. Понимаю, друг мой. Вы скажете, что не обязаны знать другие языки (хотя, если честно, вы и английский-то не очень…). Соглашусь с вами. Язык вы можете и не знать, но знать, что Хулио — это Хулио, вы обязаны (вспомните хотя бы песню Саймона и Гарфункеля «Me and Julio down by the school yard»). Хотя в защиту переводчика могу предположить, что он (или она) — человек строгих моральных правил, и неблагозвучие слова Хулио повергает его (или её) в шок.

Ещё пару забавных примеров, и переходим к вещам более серьёзным.

Alf: Don't put your son on my account.

Эфирный перевод: Рожайте, только не за мой счёт.

Казалось бы, что тут смешного? И в самом деле — ничего. Глупость какая-то. Нелепица. И это комедия?!

Именно так и думает доверчивый зритель. И начинает «рассуждать о взлёте и падении Голливуда». А между тем всё гораздо проще. Что же на самом деле говорит Альф?

Правильный перевод: Только не говорите потом, что ваш сын от меня!

Это уже посмешнее, не правда ли? В этом весь Альф. Боится, что его будут упрекать в обольщении земной женщины, даже если ребенок ни чуточки не похож на него — волосатого трёхпалого карлика.

Ну почему, почему вы, о переводчик, не даёте себе труда перечитать свои перлы и задуматься над ними? Хотя что я говорю? У вас же конвейер, поток… А профессиональных навыков не хватает. Вы думаете, что, как Паганини, можете сыграть ответственный концерт без репетиций, «на автопилоте». Но «автопилот» достигается годами упорного труда. И до Паганини вам, увы, как до Берлина… Простите. Увлёкся.

Последний пример в категории «забавных».

Willi: That's why you made breakfast.

Alf: Can't hurt.

Эфирный перевод:

Вилли: Так вот почему ты приготовил завтрак.

Альф: Не могу поступить плохо.

Ну что, любезный зритель, готовы начать «рассуждения о взлёте и падении Голливуда»? По-моему, самое время. Однако чтобы избавить вас от этого неблагодарного занятия, даю правильный перевод. Не буду вдаваться в тонкости фразы «Can't hurt». Скажу только, что на мой взгляд переводчик «домыслил» пропущенное местоимение как I (I can't hurt), хотя на самом деле это местоимение it (it can't hurt).

Правильный перевод:

Вилли: Так вот почему ты приготовил завтрак.

Альф: Я хотел как лучше.

Примеры преступной невнимательности

Пора перейти к более удручающим примерам. В общем и целом их можно было бы назвать «переводческой невнимательностью». Однако я не допускаю и мысли о том, что профессиональный переводчик может стать жертвой невнимательности подобного рода. Поэтому я назвал этот раздел «Примеры преступной невнимательности». Именно преступной, поскольку в результате смысл фраз искажается с точностью до наоборот. В бытовом разговоре такая невнимательность не приводит к плачевным последствиям, но, как говорится, «если бы ты вёз патроны…».

Невнимательность эта преступна ещё и потому, что переводчик «путает» вещи, которые спутать просто невозможно. Невольно задаёшься вопросом, где был этот товарищ, когда его однокурсники занимались английской грамматикой? Наверное, пил пиво в парке Горького…

Первый пример всё из того же «Альфа».

Диалог:

— You should go to sleep.

— I can't. I'm too wound up.

Эфирный перевод:

— Ложись спать.

— Не могу. Я слишком уязвлён.

Предметом «невнимательности» является в данном случае слово wound up. Судя по переводу, наш «переводчик» подумал, что оно имеет какое-то отношение к слову wound (рана). Затем он лёгким движением руки превратил существительное в глагол — и перевод готов! Где рана, там и уязвлён. Железная логика, правда?

Чего же «не заметил» наш переводчик? Он не заметил, что в данном случае после глагола-связки to be должно следовать причастие II смыслового глагола (поскольку это форма пассивного залога). Иными словами, если бы мы имели дело с глаголом to wound (ранить), то в данной форме он прозвучал бы как wounded (делая это допущение, оставим за скобками получающуюся абракадабру wounded up). Именно этой мелочи, окончанию -ed, наш переводчик и не придал значения. А если бы он посмотрел повнимательнее, то понял бы, что перед нами причастие II от совершенно другого глагола, а именно от глагола to wind (заводить, взводить). В этом случае и предлог up приобретает смысл, поскольку мы получаем фразовый глагол to be wound up (быть на взводе, «на нервах»).

Ну скажите мне, может ли профессиональный переводчик «не заметить» этого? Ни-ког-да!

Правильный перевод:

— Ложись спать.

— Не могу. Я весь на нервах.

Другой пример «невнимательности»:

That's it for Christmas.

Эфирный перевод: Это для Рождества.

Вопрос к горе-переводчику: а куда, любезный сэр, прикажете девать предлог it? Я понимаю, он вам мешает. Болтается без дела, глаза мозолит. Но нельзя же его так беспардонно игнорировать. Не заметили, говорите? Сочувствую. Ведь он-то как раз и несёт основной смысл.

Правильный перевод: Вот и повеселились.

(Именно так будет правильно. Выкинув упоминание о Рождестве. Для тех же, чьё сердце не перенесёт потери важной, как им кажется, информации, можно сделать уступку и перевести: Вот вам и Рождество.)

Ну как, не передумали «рассуждать о взлёте и падении Голливуда»? Погодите, то ли ещё будет!

Из серии «С точностью до наоборот»

В той серии «Секретных материалов», где Скалли и Малдер ищут Чупакабру, есть такая фраза:

I could only lie to him so long.

Переводчика она нисколько не смущает. Он «не замечает» конструкции so long. И шпарит в лоб:

Я ему всё наврала.

Ну как же. Вот же они, словечки-то: I — я, could — могла, only — только, lie — врать, to him — ему, so — так, long — долго. Получается: «Я могла только врать ему так долго». Переводчик, как ему кажется, «причёсывает» английский текст и выдаёт свою фразу.

Правильный перевод получается с точностью до наоборот:

Я вынуждена была сказать ему всю правду.

Весело, верно?

Ещё один пример. Кинофильм «Затаившийся» (английского названия не видел, прошу прощения):

I have fallen from grace with the world.

Эфирный перевод: Я достиг совершенства в мире.

Правильный перевод: Я стал изгоем.

Кинофильм «Астероид». Центр управления полётами ведёт по радио истребитель «Авгур». На какое-то время связь с «Авгуром» прерывается. Когда она вновь восстанавливается, руководитель полётов говорит по рации:

Good to hear you.

«Авгур» отвечает: Good to hear you too.

Переводчик, следуя доброй традиции переводов на телевидении, игнорирует обратный порядок слов, забывает, что «слышать хорошо» переводится как to hear well, а не to hear good, и выдаёт свой шедевр:

Эфирный перевод:

ЦУП: Слышу вас хорошо.

«Авгур»: Вас тоже слышу хорошо.

Коварный переводчик лишил зрителя возможности сопереживать героям фильма, заставил его подумать, что американцы — чёрствые люди и заботятся только о выполнении программы полётов. На самом же деле и ЦУП, и «Авгур» порадовались, что с самолётом ничего не случилось.

Правильный перевод:

ЦУП: Рад тебя слышать.

«Авгур»: Я сам рад.

Кинофильм «Эльвира». Голосует городской совет. После голосования председатель собрания объявляет:

That's unanimous.

Никогда не думал, что эта фраза вызовет затруднения у переводчика.

Эфирный перевод:

Анонимное голосование!

Дожили! Переводчик не знает, что unanimous — это единогласный, а анонимный — это anonymous! Хотя, следуя традициям телевизионных переводов, может, всё и логично. Unanimous, anonymous — какая разница! Ну, у другого Педра — какая разница! Мало ли в Бразилии Педров…

Правильный перевод:

Принято единогласно!

Как говорится, почувствуйте разницу…

Кинофильм «Клиент». Адвокат (которую играет Сюзан Сарандон) привозит своего клиента, мальчика Марка, в свой загородный дом. У них заходит спор. Мальчик говорит, что не останется здесь. Адвокат его уговаривает, но мальчик настаивает: «Я все равно уйду!» Тогда адвокат выходит из себя и говорит:

Go ahead!

Эфирный перевод:

Иди прямо!

Надо же, какая заботливая тётя, думает зритель. Дорогу мальчику показывает. На самом деле Сюзан Сарандон просто теряет терпение с упрямым мальчишкой и говорит ему:

Ну и скатертью дорога!

Сериал «Коломбо».

Коломбо заходит в комнату к молодой девушке и хочет с нею поговорить.

— I would like to ask you a few questions, Miss Jenny (говорит Коломбо).

— Jenny will do (отвечает девушка).

Эфирный перевод:

— Я хочу задать вам несколько вопросов, мисс Дженни.

И тут случается нечто забавное. Девушка Дженни (вероятно, от смущения при виде Коломбо) начинает, как индеец Чингачгук, говорить о себе в третьем лице:

— Дженни ответит.

Остаётся только добавить «хао!», и можно приглашать на эту роль Гойко Митича.

Правильный перевод:

— Я хочу задать вам несколько вопросов, мисс Дженни.

— Можно просто Дженни.

Вот, оказывается, в чём суть дела. Девушка просит Коломбо не быть с ней чересчур официальным, не называть её мисс. «Можно просто Дженни». Поняли, г-н переводчик? Ну что ж, тогда — хао! И идём дальше.

Всего понемножку

У нас осталось несколько примеров из, так сказать, «смешанной группы». Сюда входит полное отсутствие логики у переводчика и незнание элементарных слов.

Miami Vice — или, как у нас называется этот сериал, «Майами. Отдел полиции нравов».

You're gonna have to give me a rain-check.

Эфирный перевод: Тебе придётся выставить мне неустойку.

Совет переводчику: перекрестись, родной! А если это не поможет, открой словарь и посмотри значение слова rain-check.

Правильный перевод: Сейчас не могу. В другой раз.

Как говорится, небо и земля.

Killer Net (с год назад прошёл по нашим экранам, название можно перевести как «Сетевой убийца»). Мне было лень записывать все ляпы, но от одного не удержался.

Герой фильма общается по чату с девушкой. Он предлагает ей встретиться.

На экране появляются слова, которые он печатает: Would you like to make it f2f.

Девушка отвечает: IRL.

Герой пишет: Why not?

Эфирный перевод: Нажми F2F.

Даже если переводчик начисто лишён воображения и логического мышления, он не может не понимать, что набор кнопок F2F попросту бессмыслен. Он должен, обязан был догадаться, что означают f2f и IRL. Тут уже не пройдут никакие отговорки. О-бя-зан! Обязан был понять там же, на месте, что f2f означает face to face, а IRL — in real life. И смею вас уверить, любой профессиональный переводчик понял бы это сразу. Тем более что ни в каких бумажных словарях этого, естественно, нет. Пока.

Без комментариев

Да, вот именно что без комментариев. Как говорится, и так всё ясно.

Снова из «Альфа»: My girl!

Эфирный перевод: Теперь ты моя!

Правильный перевод: Умница!

Из «Альфа» же: Good girl!

Эфирный перевод: Хорошая девочка!

Правильный перевод: Молодчина!

Из «Коломбо»:

— This is some lighter.

— One of a kind!

Эфирный перевод:

— Красивая зажигалка!

— Обычная!..

Правильный перевод:

— Красивая зажигалка!

— Не просто красивая — уникальная!..

Из «Тонкой голубой линии»: Biggles and Ginger are comrades, comrades-in-arms!

Эфирный перевод: Биглз и Джинджер друзья, близкие друзья!

Правильный перевод: Биглз и Джинджер товарищи, товарищи по оружию!

«Пуаро и министр»: Go to Saville Row.

Эфирный перевод: Пойдите к Сэвилю Роу.

Правильный перевод: Идите на Сэвиль Роу!

(Сэвиль Роу — это не портной. Это улица в Лондоне, где находятся самые фешенебельные магазины верхней одежды, и не знать этого, как сказал герой Папанова Фросе Бурлаковой, просто неприлично!)

Из того же «Пуаро». В этой серии постоянно фигурирует начальник личной охраны премьер-министра commander Daniels. Переводчик постоянно величает его «командующим Дэниельсом». Конечно, премьер-министру было бы лестно иметь на посылках командующего английской армией, но, к сожалению, это не так. Сommander — чин морского офицера. В английской и американской армиях этот чин примерно соответствует нашему сухопутному полковнику, по-флотски — примерно капитану первого ранга. Но англо-американская иерархическая лестница высшего офицерского состава несколько отличается от российской (в основном за счет наличия «лишнего звена» — бригадного генерала). Я для благозвучия перевожу его как командор. Но уж никак не командующий. (Кстати, в чине командора находится и небезызвестный нам Джеймс Бонд.)

И опять «Пуаро»: Now, look here, Poirot.

Эфирный перевод: Посмотрим здесь, Пуаро!

Правильный перевод: Послушайте, Пуаро!

«Коломбо»:

— Give 'em a tip. 50 cents.

— Apiece?

— I don't know.

Эфирный перевод:

— Дайте им на чай. 50 центов.

— Взять чек?

— Не знаю.

Вот уж, право, беда. Какой ещё чек? О чём вы, господин переводчик?!

Правильный перевод:

— Дайте им на чай. 50 центов.

— Каждому?

— Не знаю.

И так далее, и так далее, и так далее.

Устали?

Я, признаться, тоже.

Подводя итог, хочется сказать, что всё вышенаписанное — агитация в пользу бедных. Всё это не стоит выеденного яйца в силу своей очевидности для профессионалов. Однако вся эта ахинея выплёскивается в виде лапши на уши ни в чём не повинных граждан. И вот уже мы все включаемся в бессмысленную «игру в англичанство». И рассуждаем, рассуждаем, рассуждаем «о взлёте и падении Голливуда», не поняв толком ни одного фильма.

Что мы можем сделать, чтобы остановить этот мутный поток?

Я не знаю ответа.

А вы?


Пример от нашего читателя Дмитрия.

Я наблюдал его лично при трансляции фильма “Robocop” по первому каналу ЦТ, поэтому за достоверность рассказа могу ручаться.
Один из директоров фирмы берёт в заложники главу предприятия — в присутствии робота-полицейского. Робокоп констатирует, что не может причинить вред сотруднику корпорации. После чего шеф вдруг выкрикивает всем на удивление: «ТЫ СГОРЕЛ!!!» — и тут вдруг робокоп, ко всеобщей радости, насмерть убвает преступника, невзирая на только что упомянутые им инструкции! Увы, переводчикам ОРТ незнакомо слово «уволен» — ни по-английски, ни (что особенно грустно) по-русски.