квартиры в аренду без посредников, сдать квартиру в петербурге
К Вашим услугам агентство перевода в Москве
Nls диагностика сердца, актуальные проблемы nls диагностики.
лечение бронхита
пакля
мониторинг транспорта






Манифест пути

ClueTrain Manifesto

95 тезисов

Рик Левин, Кристофер Лок, Док Сирлз, Дэвид Уайнбергер

Перевод: Андрей Митин
директор Справочной службы русского языка

От переводчика

То, что вы прочтёте ниже, написано не нами и не у нас. Этим «Манифестом» полная здорового оптимизма западная интеллигенция широко распахивает дверь в следующий век и декларирует…

Впрочем, с тем, что она декларирует, вы можете теперь познакомиться без пересказа.

От себя добавим, что весь состав Справочной службы русского языка выражает полную солидарность с нижеизложенными идеями, сами же авторы «Манифеста» поддержали и с горячей благодарностью одобрили нашу инициативу — перевести весь текст на русский язык и разместить на нашем сайте. Ещё бы — теперь к чтению присоединяется 300-миллионная русскоязычная аудитория!

Читайте, сравнивайте, решайте.

 

  1. Markets are conversations.


1. Рынки — это разговоры.

  2. Markets consist of human beings, not demographic sectors.


2. Рынки состоят из живых людей, а не из демографических страт.

  3. Conversations among human beings sound human. They are conducted in a human voice.


3. Люди ведут разговор друг с другом не машинными, а человеческими голосами, и беседы их звучат по-людски.

  4. Whether delivering information, opinions, perspectives, dissenting arguments or humorous asides, the human voice is typically open, natural, uncontrived.


4. Человеческий голос — озвучивающий информацию, мнение, предположение, возражение, шутливые комментарии — обычно естественен, открыт, в нём нет фальши.

  5. People recognize each other as such from the sound of this voice.


5. Люди, как правило, узнают друг друга по голосу.

  6. The Internet is enabling conversations among human beings that were simply not possible in the era of mass media.


6. Интернет предоставляет людям для ведения разговоров новые возможности, которые были попросту недоступны в эпоху традиционных СМИ.

  7. Hyperlinks subvert hierarchy.


7. Гиперссылки губительны для иерархии.

  8. In both internetworked markets and among intranetworked employees, people are speaking to each other in a powerful new way.


8. На рынках, которые связывает воедино интернет, и в структурах, соединённых интрасетями, люди говорят друг с другом, используя новые могущественные средства.

  9. These networked conversations are enabling powerful new forms of social organization and knowledge exchange to emerge.


9. Эти сетевые разговоры вызывают к жизни невиданные доселе формы социальной организации и знаний.

10. As a result, markets are getting smarter, more informed, more organized. Participation in a networked market changes people fundamentally.


10. Следствием этого является качественное улучшение рынков, их более полная информированность, более высокая организованность. Участие в сетевом рынке коренным образом меняет людей.

11. People in networked markets have figured out that they get far better information and support from one another than from vendors. So much for corporate rhetoric about adding value to commoditized products.


11. Люди сетевых рынков понимают, что наилучшую информацию и поддержку они получают друг от друга, а не от поставщиков. И да почиют с миром корпоративные разглагольствования о постоянном улучшении качества производимого продукта.

12. There are no secrets. The networked market knows more than companies do about their own products. And whether the news is good or bad, they tell everyone.


12. Секретов не осталось. Сетевой рынок знает о продукте больше, чем о нём знает компания-производитель. Новости распространяются мгновенно: как плохие, так и хорошие.

13. What's happening to markets is also happening among employees. A metaphysical construct called "The Company" is the only thing standing between the two.


13. Всё, что происходит на рынках, справедливо и для наёмных работников. Метафизическая конструкция, именуемая «Компания», является единственной преградой между первыми и вторыми.

14. Corporations do not speak in the same voice as these new networked conversations. To their intended online audiences, companies sound hollow, flat, literally inhuman.


14. Голоса корпораций не похожи на голоса, которые слышны в сетевых беседах. Когда корпорации обращаются к онлайновому сообществу, они звучат сухо, скучно, искусственно.

15. In just a few more years, the current homogenized "voice" of business-the sound of mission statements and brochures-will seem as contrived and artificial as the language of the 18th century French court.


15. Через несколько лет нынешние гомогенные псевдоголоса бизнеса — «голоса» бизнес-планов и рекламных проспектов — покажутся нелепыми и искусственными, как язык французского двора XVIII века.

16. Already, companies that speak in the language of the pitch, the dog-and-pony show, are no longer speaking to anyone.


16. Уже сейчас компании, которые говорят языком ярмарочных зазывал, обращаются в пустоту.

17. Companies that assume online markets are the same markets that used to watch their ads on television are kidding themselves.


17. Если компании воображают, будто онлайновые рынки ничем не отличаются от рынков, для которых они крутят телерекламу, — они тешат себя иллюзиями.

18. Companies that don't realize their markets are now networked person-to-person, getting smarter as a result and deeply joined in conversation are missing their best opportunity.


18. Не осознав, что их рынки отныне превратились в тесное содружество сетян, изощряющих свой опыт, всё больше втягивающихся в активное общение, компании упускают свой лучший шанс.

19. Companies can now communicate with their markets directly. If they blow it, it could be their last chance.


19. Ныне компании могут обращаться к своим рынкам напрямую. Если они проворонят эту возможность, второго шанса у них не будет.

20. Companies need to realize their markets are often laughing. At them.


20. Компаниям следует принять к сведению тот факт, что их рынки часто смеются. Они смеются над компаниями.

21. Companies need to lighten up and take themselves less seriously. They need to get a sense of humor.


21. Пусть компании перестанут надувать щёки и начнут воспринимать самих себя чуть менее всерьёз. Им следует обзавестись чувством юмора.

22. Getting a sense of humor does not mean putting some jokes on the corporate web site. Rather, it requires big values, a little humility, straight talk, and a genuine point of view.


22. Чувство юмора — это отнюдь не выкладывание анекдотов на корпоративный сайт. Чувство юмора скорее слагается из подлинных жизненных ценностей, толики скромности, умения говорить без обиняков и способности видеть вещи под правильным углом.

23. Companies attempting to "position" themselves need to take a position. Optimally, it should relate to something their market actually cares about.


23. Компаниям с претензиями на «позиционирование» для начала хорошо бы определиться с позицией. В идеале их позиция должна соотноситься с тем, к чему проявляет неподдельный интерес сам рынок.

24. Bombastic boasts-"We are positioned to become the preeminent provider of XYZ"-do not constitute a position.


24. Напыщенное хвастовство — «Мы нацелены на то, чтобы стать самым крутым поставщиком АБВГД!» — позицией не является.

25. Companies need to come down from their Ivory Towers and talk to the people with whom they hope to create relationships.


25. Компаниям придётся покинуть свои башни из слоновой кости. Им придётся напрямую говорить с людьми, с которыми они хотят установить отношения.

26. Public Relations does not relate to the public. Companies are deeply afraid of their markets.


26. «Связи с общественностью» не имеют ни малейшего отношения к общественности. Компании страсть как боятся своих же собственных рынков.

27. By speaking in language that is distant, uninviting, arrogant, they build walls to keep markets at bay.


27. Когда они говорят — отстранённо, высокомерно и неприветливо — они строят стену, которая отгородит их от рынков.

28. Most marketing programs are based on the fear that the market might see what's really going on inside the company.


28. Большинство маркетинговых программ продиктованы страхом, как бы рынок не узнал правду о том, что происходит за кулисами компании.

29. Elvis said it best: "We can't go on together with suspicious minds."


29. Лучше всего это высказал Элвис: «Если есть подозрения, то вместе идти нельзя!»

30. Brand loyalty is the corporate version of going steady, but the breakup is inevitable-and coming fast. Because they are networked, smart markets are able to renegotiate relationships with blinding speed.


30. «Лояльность к бренду», то есть предпочтение потребителем товара с определённым именем — таков сейчас корпоративный способ удержаться на плаву; но крушение неизбежно — и оно всё ближе. Сеть единит сознательные рынки, давая им свободу пересматривать свои представления с непредставимой быстротой.

31. Networked markets can change suppliers overnight. Networked knowledge workers can change employers over lunch. Your own "downsizing initiatives" taught us to ask the question: "Loyalty? What's that?"


31. Рынки-сети могут сменить поставщиков товара в мгновение ока. Работники, использующие сети, способны поменять работодателя в течение перерыва на обед. И виноваты в этом ваши пресловутые сокращения штатов, именно они научили нас спрашивать: «Лояльность к бренду? А что это такое?»

32. Smart markets will find suppliers who speak their own language.


32. Сознательные рынки в силах найти поставщиков, с которыми они могут говорить на одном языке.

33. Learning to speak with a human voice is not a parlor trick. It can't be "picked up" at some tony conference.


33. Умению говорить по-человечески не научат на семинарах. Умение это не приобретается на закрытых конференциях.

34. To speak with a human voice, companies must share the concerns of their communities.


34. Чтобы говорить как люди, компаниям необходимо разделять заботы сообществ, на которые они ориентируются.

35. But first, they must belong to a community.


35. Но основное условие — они должны принадлежать к этим сообществам.

36. Companies must ask themselves where their corporate cultures end.


36. Компании должны задать себе вопрос, где заканчивается их корпоративная культура.

37. If their cultures end before the community begins, they will have no market.


37. Если она заканчивается задолго до того, как начинается сообщество, у такой компании не будет рынка.

38. Human communities are based on discourse-on human speech about human concerns.


38. Человеческие сообщества основаны на дискурсе — человеческом разговоре о человеческих проблемах.

39. The community of discourse is the market.


39. Сообщество дискурса и есть рынок.

40. Companies that do not belong to a community of discourse will die.


40. Компаниям, не входящим в сообщество дискурса, суждена смерть.

41. Companies make a religion of security, but this is largely a red herring. Most are protecting less against competitors than against their own market and workforce.


41. Компании возводят секретность в культ, а между тем чуть ли не все их тайны — секреты Полишинеля. Большинство компаний оберегает секреты не от конкурентов, а от собственного рынка и собственных работников.

42. As with networked markets, people are also talking to each other directly inside the company-and not just about rules and regulations, boardroom directives, bottom lines.


42. Не только на сетевых рынках, но и в самих компаниях люди говорят друг с другом напрямую — и далеко не всегда о правилах и уложениях, директивах и реляциях.

43. Such conversations are taking place today on corporate intranets. But only when the conditions are right.


43. Такие разговоры сейчас ведутся во внутрикорпоративных интрасетях. Но только там, где для этого есть хорошие условия.

44. Companies typically install intranets top-down to distribute HR policies and other corporate information that workers are doing their best to ignore.


44. Обычно компании внедряют локальную сеть с тем, чтобы спускать вниз документы о политике компании и прочие корпоративные инструкции, которые рядовые работники изо всех сил игнорируют.

45. Intranets naturally tend to route around boredom. The best are built bottom-up by engaged individuals cooperating to construct something far more valuable: an intranetworked corporate conversation.


45. У всех локальных сетей есть тенденция вырождаться в скуку смертную. Лучшие же из таких сетей выстроены «от противного», снизу вверх — для совместного корпоративного обсуждения проблем. Их-то существование и приносит плоды.

46. A healthy intranet organizes workers in many meanings of the word. Its effect is more radical than the agenda of any union.


46. Здоровая интрасеть организует работников — во всех смыслах. Эффект от её функционирования куда более весом, груб и зрим, чем программные требования любого профсоюза.

47. While this scares companies witless, they also depend heavily on open intranets to generate and share critical knowledge. They need to resist the urge to "improve" or control these networked conversations.


47. Такая ситуация пугает зашоренные компании, а между тем их существование напрямую зависит от  того, насколько открыта их локальная сеть — ведь именно благодаря ей возникает и передаётся нелицеприятный взгляд на вещи. Им следует преодолевать постоянное искушение «улучшить» или зарегулировать свободу внутрисетевого общения.

48. When corporate intranets are not constrained by fear and legalistic rules, the type of conversation they encourage sounds remarkably like the conversation of the networked marketplace.


48. Если в корпоративных внутренних сетях нет ограничений, поставленных запуганностью и буквоедством, общение в них живо напоминает свободные разговоры сетевого рынка.

49. Org charts worked in an older economy where plans could be fully understood from atop steep management pyramids and detailed work orders could be handed down from on high.


49. Схемы и графики старой экономики, планы которой были до конца понятны только высшему звену руководства, «спускались» вниз, до рядовых сотрудников, лишь по иерархическим ступеням.

50. Today, the org chart is hyperlinked, not hierarchical. Respect for hands-on knowledge wins over respect for abstract authority.


50. Сегодня между этими схемами и графиками устанавливаются гипертекстовые связи вместо старых иерархических. Уважение к реально применимым знаниям берёт верх над уважением к абстрактным авторитетам.

51. Command-and-control management styles both derive from and reinforce bureaucracy, power tripping and an overall culture of paranoia.


51. Командно-административный стиль ведения дел порождён и подпитывается обыкновенной бюрократией, разделением полномочий и всепроникающей культурой паранойи.

52. Paranoia kills conversation. That's its point. But lack of open conversation kills companies.


52. Паранойя убийственна для разговоров. В этом её суть. Но отсутствие живого разговора убийственно для компаний.

53. There are two conversations going on. One inside the company. One with the market.


53. Есть только два разговора, которые длятся и будут длиться. Первый идёт внутри компании. Второй — на рынке.

54. In most cases, neither conversation is going very well. Almost invariably, the cause of failure can be traced to obsolete notions of command and control.


54. Как правило, ни один из этих разговоров не проходит гладко. Однако почти во всех случаях отслеживание причин неудачи выведет к нежизнеспособным принципам командно-административного управления.

55. As policy, these notions are poisonous. As tools, they are broken. Command and control are met with hostility by intranetworked knowledge workers and generate distrust in internetworked markets.


55. Политика, основанная на этих принципах, тлетворна. Как инструменты они не выдерживают никакой критики. В среде работников, которых объединяет локальная сеть, командно-административные замашки будут встречены в штыки и породят недоверие.

56. These two conversations want to talk to each other. They are speaking the same language. They recognize each other's voices.


56. Два разговора стремятся соприкоснуться и пересечься. Они ведутся на одном языке. В них звучат одни и те же голоса.

57. Smart companies will get out of the way and help the inevitable to happen sooner.


57. Умные компании не будут стоять у этого процесса на пути, а наоборот, подтолкнут изменения, коль скоро те необратимы.

58. If willingness to get out of the way is taken as a measure of IQ, then very few companies have yet wised up.


58. Если перевести «умение не стоять на пути у перемен» в баллы коэффициента умственных способностей, то компании, получившие высшую оценку, можно будет перечесть по пальцам.

59. However subliminally at the moment, millions of people now online perceive companies as little more than quaint legal fictions that are actively preventing these conversations from intersecting.


59. Миллионы людей в онлайне воспринимают компании (пусть и неосознанно до поры до времени) как неестественные, умозрительные юридические наросты, как фикции, которые притом деятельно препятствуют превращению разговоров в перекрёстные.

60. This is suicidal. Markets want to talk to companies.


60. Такая позиция — чистое самоубийство. Рынки хотят говорить с компаниями.

61. Sadly, the part of the company a networked market wants to talk to is usually hidden behind a smokescreen of hucksterism, of language that rings false-and often is.


61. Как это ни печально, но та составляющая компании, с которой хочет говорить рынок сетян, почти всегда сокрыта за дымовой завесой агрессивно-назойливой рекламы и за фальшивыми словесами.

62. Markets do not want to talk to flacks and hucksters. They want to participate in the conversations going on behind the corporate firewall.


62. Рынки не желают общаться с агентами по «впариванию» и «всучиванию». Они хотят преодолеть корпоративный брандмауэр и напрямую включиться во внутренний разговор компаний.

63. De-cloaking, getting personal: We are those markets. We want to talk to you.


63. Сбросим маски, перейдём на личности: мы и есть рынки. Мы желаем говорить с вами.

64. We want access to your corporate information, to your plans and strategies, your best thinking, your genuine knowledge. We will not settle for the 4-color brochure, for web sites chock-a-block with eye candy but lacking any substance.


64. Мы хотим получить доступ к корпоративной информации, к вашим планам и вашей стратегии, к вашим лучшим мыслям и избранным знаниям. Нас не устраивают полноцветные брошюры и ласкающие глаз, но беспредметные вебсайты.

65. We're also the workers who make your companies go. We want to talk to customers directly in our own voices, not in platitudes written into a script.


65. Мы — это также и работники, благодаря которым ваши компании существуют. Мы хотим говорить с потребителем напрямую, нашим настоящим голосом, а не штампами из чужого сценария.

66. As markets, as workers, both of us are sick to death of getting our information by remote control. Why do we need faceless annual reports and third-hand market research studies to introduce us to each other?


66. И рынки и работники — все мы уже сыты по горло получением дозированной информации. Стоит ли использовать для первого знакомства друг с другом бесцветные годовые отчёты и не первой свежести исследования рынка?

67. As markets, as workers, we wonder why you're not listening. You seem to be speaking a different language.


67. И рынки и работники — все мы в недоумении: почему вы не слушаете нас? На том ли языке говорите вы сами?

68. The inflated self-important jargon you sling around-in the press, at your conferences-what's that got to do with us?


68. Напыщенный самовлюблённый жаргон, которым вы потчуете прессу и участников конференций — какое отношение он имеет к нам?

69. Maybe you're impressing your investors. Maybe you're impressing Wall Street. You're not impressing us.


69. Возможно, вы производите нужное впечатление на своих инвесторов. Возможно, на Уолл-стрит. Но не на нас.

70. If you don't impress us, your investors are going to take a bath. Don't they understand this? If they did, they wouldn't let you talk that way.


70. А если вы не производите впечатление на нас, то инвесторы могут отдыхать. Им это ещё непонятно? В противном случае они давно заткнули бы ваш фонтан.

71. Your tired notions of "the market" make our eyes glaze over. We don't recognize ourselves in your projections-perhaps because we know we're already elsewhere.


71. Ваши затёртые представления о «рынке» застят вам глаза. Мы не способны узнать самих себя в ваших проекциях. Не потому ли, что мы уже повсюду?

72. We like this new marketplace much better. In fact, we are creating it.


72. Нам нравится новое рыночное пространство. Ведь мы сами создаём его.

73. You're invited, but it's our world. Take your shoes off at the door. If you want to barter with us, get down off that camel!


73. Мы приглашаем вас к себе, но помните, этот мир — наш. Если хотите войти, снимите обувь у порога. Если у вас есть что предложить, будьте любезны слезть со своего верблюда!

74. We are immune to advertising. Just forget it.


74. Мы невосприимчивы к рекламе. Забудьте о ней.

75. If you want us to talk to you, tell us something. Make it something interesting for a change.


75. Хотите говорить с нами — ну так скажите нам что-нибудь. Попробуйте заинтересовать нас для разнообразия.

76. We've got some ideas for you too: some new tools we need, some better service. Stuff we'd be willing to pay for. Got a minute?


76. А у нас для вас уже припасена пара идей: нам необходимы другие инструменты, поновей, и обслуживание нас не устраивает: нам нужно то, за что мы согласны платить. У вас найдётся минутка для обсуждения?

77. You're too busy "doing business" to answer our email? Oh gosh, sorry, gee, we'll come back later. Maybe.


77. Вы слишком заняты «трудясь, аки пчела», чтобы ответить на наше сообщение по электронной почте? Раз так — извините, ребята. Мы, может быть, зайдём попозже. Может быть.

78. You want us to pay? We want you to pay attention.


78. Вы хотите, чтобы мы платили? А мы хотим, чтобы вы нас слушали!

79. We want you to drop your trip, come out of your neurotic self-involvement, join the party.


79. Мы желаем, чтобы вы вернулись из своего иллюзорного мирка, отказались от мономании, достойной только неврастеника, присоединились к нашему весёлому обществу.

80. Don't worry, you can still make money. That is, as long as it's not the only thing on your mind.


80. Не волнуйтесь, деньги вы по-прежнему можете зарабатывать. При одном условии: не следует думать о деньгах и только о деньгах.

81. Have you noticed that, in itself, money is kind of one-dimensional and boring? What else can we talk about?


81. Замечали ли вы, что деньги сами по себе очень односторонни и скучны? Быть может, поищем ещё какую-нибудь тему?

82. Your product broke. Why? We'd like to ask the guy who made it. Your corporate strategy makes no sense. We'd like to have a chat with your CEO. What do you mean she's not in?


82. Ваш продукт никому не нужен. Почему? Мы бы хотели спросить конкретно того, кто им занимался. Ваша корпоративная стратегия не мычит, не телится. Нам бы перекинуться парой слов с вашим исполнительным директором. Что значит: «Её нет на месте»?

83. We want you to take 50 million of us as seriously as you take one reporter from The Wall Street Journal.


83. Мы хотим, чтобы вы воспринимали нас — 50 миллионов человек — по крайней мере так же всерьёз, как воспринимаете одного репортёра из «Уолл-стрит джорнел».

84. We know some people from your company. They're pretty cool online. Do you have any more like that you're hiding? Can they come out and play?


84. Некоторых сотрудников вашей компании мы знаем не понаслышке. В сетевом общении они производят достойное впечатление. У вас есть ещё такие люди, где вы их прячете? Почему бы им не показаться, не вступить в игру?

85. When we have questions we turn to each other for answers. If you didn't have such a tight rein on "your people" maybe they'd be among the people we'd turn to.


85. Когда у нас возникают вопросы, за ответами мы обращаемся друг к другу. Мы могли бы спрашивать и ваших людей — спрашивали бы, не держи вы свой персонал в таких ежовых рукавицах.

86. When we're not busy being your "target market," many of us are your people. We'd rather be talking to friends online than watching the clock. That would get your name around better than your entire million dollar web site. But you tell us speaking to the market is Marketing's job.


86. Многие из нас могут присоединиться к вам — при условии, что мы не попадём в ваши «целевые потребительские группы». Мы хотим говорить в онлайне с друзьями, а не считать минуты. Благодаря этой среде ваше имя закрепится куда лучше, чем благодаря сайту ценой в миллион долларов. А вы говорите, что обращение к рынку — это задача маркетологов.

87. We'd like it if you got what's going on here. That'd be real nice. But it would be a big mistake to think we're holding our breath.


87. Да, нам бы хотелось, чтобы вы разобрались для себя в том, что здесь происходит. Это было бы просто замечательно. Но не стоит воображать, будто мы затаим дыхание при вашем появлении.

88. We have better things to do than worry about whether you'll change in time to get our business. Business is only a part of our lives. It seems to be all of yours. Think about it: who needs whom?


88. У нас найдётся занятие получше, чем терзаться сомнениями: мол, как у вас со временем и не помешали ли мы вашему бизнесу. Для нас бизнес — не более чем часть жизни. Для вас, похоже, он и есть жизнь. Подумайте вот над чем: кто тут в ком нуждается?

89. We have real power and we know it. If you don't quite see the light, some other outfit will come along that's more attentive, more interesting, more fun to play with.


89. В наших руках реальная власть, и мы осознаём это. Если у вас проблемы со зрением, то преуспеет другая команда, те, у кого больше корректности, с кем приятно иметь дело.

90. Even at its worst, our newfound conversation is more interesting than most trade shows, more entertaining than any TV sitcom, and certainly more true-to-life than the corporate web sites we've been seeing.


90. Даже в неудачных своих проявлениях наши новые разговоры гораздо интереснее, чем выставки-продажи, более занимательны, чем ТВ-юмор, и уж конечно на несколько порядков правдивее, чем корпоративные сайты, которые мы имеем неудовольствие лицезреть.

91. Our allegiance is to ourselves-our friends, our new allies and acquaintances, even our sparring partners. Companies that have no part in this world, also have no future.


91. Мы преданы своим друзьям, новым союзникам и знакомцам, даже спарринг-партнёрам — другими словами, самим себе. Те компании, которые не вхожи в этот мир, просто исчезнут.

92. Companies are spending billions of dollars on Y2K. Why can't they hear this market timebomb ticking? The stakes are even higher.


92. Компании тратят миллионы на разрешение «проблемы двухтысячного года». Почему же на рынке не слышат, как тикает другая бомба? Ставки куда более высоки.

93. We're both inside companies and outside them. The boundaries that separate our conversations look like the Berlin Wall today, but they're really just an annoyance. We know they're coming down. We're going to work from both sides to take them down.


93. Мы внутри компаний и вне компаний. Границы, разделяющие наши разговоры, сегодня видятся незыблемыми, как Берлинская стена, но в действительности они — незначительная помеха. Мы знаем, что время границ сочтено. И работа по разрушению стен идёт с обеих сторон.

94. To traditional corporations, networked conversations may appear confused, may sound confusing. But we are organizing faster than they are. We have better tools, more new ideas, no rules to slow us down.


94. Возможно, для людей с традиционным корпоративным менталитетом сетевые разговоры выглядят мешаниной и приводят в замешательство. Но мы организуемся быстрее, чем они. Наши инструменты лучше, у нас больше новых идей и нет никаких ограничений, которые могут нас сдерживать.

95. We are waking up and linking to each other. We are watching. But we are not waiting.


95. Мы пробуждаемся и налаживаем связи друг с другом. Мы наблюдаем и видим. Но мы не хотим ждать.

 

Сайт и почта манифеста

Другие подписанты