Изготовление печатей Pechati-spb.ru : быстро, качественно, дешево. Печати в Петербурге.






Вhра и Мhра

— Зачем же ты, бродяга, на базаре смущал народ, рассказывая про истину, о которой ты не имеешь представления? Что такое истина? (…)
— Истина прежде всего в том, что у тебя болит голова, и болит так сильно, что ты малодушно помышляешь о смерти. Ты не только не в силах говорить со мной, но тебе трудно даже глядеть на меня. И сейчас я невольно являюсь твоим палачом, что меня огорчает. Ты не можешь даже и думать о чём-нибудь и мечтаешь…

 

М.Булгаков. «Мастер и Маргарита», гл. 2. (В оформлении использована репродукция картины Н.Н.Ге “Что есть истина?”)

 

 

 

Часть I.

От «двойных стандартов» к истинной мере

В газете «Русский вестник» № 48 - 50, 1998 г. опубликована статья Александра Кротова «Река жизни, река смерти… (Особый путь России)». А.Кротов — главный редактор журнала «Молодая гвардия», и в силу своего служебного положения он — один из воевод на интеллектуальном фронте борьбы «патриотической оппозиции» против нынешнего российского режима и его закулисных хозяев; а для многих — один из авторитетов патриотической общественности. Он пишет:

«Реформаторы уже не скрывают своего цинизма, говоря нам: «А зачем вам знать вечные законы мирозданья? Не надо напрягать свой ум. Мы тут написали для вас программку, будете жить по этой программке и больше ни о чем не следует беспокоиться».

Но мы жили уже совсем по иной программке!

Подобных коммивояжеров (неизменно терпевших крах в собственных странах) наши доморощенные умы всегда представляли как светочей человечества, но всегда при этом завозили и завозят мертвые души, делая на них свой гешефт и капитал, как незабвенный Павел Иванович Чичиков в гоголевской России.

Какое дело в конце концов всем новоявленным Чичиковым до вечных законов мирозданья?! До России?! До нас с вами?!
Но если мёртвое становится частью живого, наша живая природа начинает болеть и бороться с мёртвой.

А тут ещё и само «государство» с помощью бесчисленных чиновников тоже начинает выбивать из нас всё живое, обесценивая всё и вся.

Но удивительные вещи происходят на белом свете, господа[1]! Наши лучшие умы тотчас оборачиваются к истории да при этом ещё негодуют: «никакие уроки не идут ни России, ни её народам впрок!»

Вполне понятно, что не пойдут никогда впрок, если саму историю многократно переписывать, чтобы уничтожить любой мало-мальски заметный след действующих законов в мирозданье[2].

Разумеется, рано или поздно тайное становится явным. И разве нам уже не известно, что есть книги[3], есть вещества и есть иные средства, чтобы манипулировать сознанием, да и самим обществом?

Если им дать приоритет, как это делают наши реформаторы в России, при этом вытесняя всё иное, то о каких «уроках» можно говорить?

Чтобы мы полюбовались, во что превращается на наших глазах человек и мы сами, наше общество?

А ведь нынче в России свобода дикости беспредельна! Воры уповают на закон, который признает легитимным их воровство и защитит их от правосудия, народного гнева, возвысив их выше морали, нравственности и фактически провозгласив их солью Земли.

Однако вспомним Маугли Киплинга. Его сделала таким беспредельная свобода и «девственные» джунгли.

Сегодня мы прекрасно знаем, что девственные джунгли — вовсе не обязательное условие для деградации человека, не понимающего уже человеческую речь, — тут достаточно любых джунглей: в политике, экономике, правительстве, в литературе и искусстве.

Человек в этих джунглях начинает, как Маугли, «осознавать» язык диких зверей, при этом утрачивая и свой человеческий потенциал, наработанный многими и многими поколениями земной цивилизации.[4]

Это — тоже закон мирозданья, и «уроки истории» тут ни причем. У нас в России народ молчит не из-за своего великого терпенья, хотя русскому человеку в этом не откажешь, а лишь потому, что хорошо знает цену «двойного стандарта», и этот «двойной стандарт» ему свойственен точно в такой же степени, как и на «самом верху».

Цена его немоты — «двойной стандарт»! Цена немоты наших правителей и родителей — та же!

Россия запылает, сгорит и вновь воссияет, когда исчезнет в нашей жизни «двойной стандарт»: когда подонков и проходимцев не будут принимать в благородном обществе и подавать им руки, когда мораль и нравственность будут выше любого закона, сочиненного под себя «двуногим зверьём»5».

Комментарии к этому фрагменту могут быть обширными, поскольку в нём, как в зеркале, отразились объективные и субъективные явления как в жизни режима, так и в позиции всевозможных «оппозиций» ему. Но мы затронем только одну тему, которую считаем главной: об отличиях действительной оппозиции режиму и его кукловодам от множества кукольных оппозиций (как известно, у режима есть и «демократическая оппозиция», которую «патриотическая оппозиция» не рассматривает в качестве оппозиции, поскольку считает режим её порождением; «демократическая оппозиция», в свою очередь, рассматривает «патриотическую оппозицию» как порождение спецслужб режима, а её массовку в качестве «хари, выползающей из-под красного знамени»[6]). Это, если говорить словами самого А.Кротова, — тема о «вечных законах мирозданья».

Прежде всего, следует поднять историю вопроса. В те времена, когда ещё становления нынешнего режима можно было избежать при ином отношении политически активной части населения к жизни, в «Молодой гвардии» (№ 2, 1990) была опубликована статья «Концептуальная власть: миф или реальность?» Так редакция «Молодой гвардии», при личном участии А.Кротова, переименовала (перед тем как опубликовать в версии, отличной от оригинальной) статью «Для чего быть науке», представлявшую собой наш ответ на выступление тогдашнего президента Академии наук СССР Г.И.Марчука[7] в академической многотиражке «Поиск». В этом выступлении Г.И.Марчук, демонстрируя свою якобы обеспокоенность местом науки в провозглашенной перестройке, предлагал открыть дискуссию на тему «Какой быть науке?».

Прочитав выступление Г.И.Марчука, группа, впоследствии принявшая самоназвание Внутренний Предиктор СССР, указала научной общественности в лице редколлегии органа печати АН СССР на то обстоятельство, что на вопрос «Какой быть науке?» можно ответить только после того, как уже дан определённый ответ на другой вопрос: «Для чего быть науке?» Но мировоззренчески отгородившись математико-техническим образованием от обществоведческих дисциплин, Г.И.Марчук этого вопроса, предшествующего им поставленному, верноподданно «не увидел», хотя с 1981 г. был членом ЦК правящей партии и по своему должностному положению в партии и в государстве обязан был вникать в проблемы общественной жизни, понимать их как таковые и знать, как они отражаются в обществоведческих научных дисциплинах.

В нашем ответе на предложение начать дискуссию (так и не опубликованном многотиражкой АН СССР) было показано, что в зависимости от того, какой ответ дан на вопрос «Для чего быть науке?», получится либо та, либо качественно иная наука; и, как следствие, — либо та, либо качественно иная научно обоснованная политика.

Также было указано, что ответ на вопрос «Для чего быть науке?» лежит не в сфере естествознания и абстрактных точных наук, а в области исторического и социологического знания. Хотя человечество, общество — порождение Природы, а естествознание — как наука — начало развиваться раньше, чем история и социология, как отрасли научной деятельности и научного знания[8], но в современных условиях естественнонаучное знание обусловлено историко-социологически и, прежде всего, тем, как общие закономерности бытия Мироздания, Объективной реальности в целом, наука интерпретирует по отношению к жизни общества и природы, объемлющей жизнь общества. Если конкретно, то статья, опубликованная в «Молодой гвардии», завершалась следующими словами:

 «…При таком положении вещей[9] фактология науки обесценивается, но резко возрастает общественная значимость методологии, в том числе методологии поиска Знания, необходимого для прогноза развития любой общественной системы.

Есть научно технические вопросы, на которые можно дать правильные ответы, не выходя за пределы узкой отрасли знания. Например: «Как построить атомную электростанцию или создать космический корабль для полета на Марс?» Но на вопрос: «Надо ли строить атомную электростанцию и посылать на Марс космические корабли[10]?» — не следует искать ответа в области технического и даже экономического знания. Для ответа на такие вопросы необходимо найти место прикладного фактологического материала частной отрасли знания в общей фактологии истории. Только при этом условии можно построить прогноз развития частной отрасли науки и техники и получить достоверные ответы на такого рода вопросы, то есть ответы, подкрепляемые практикой с течением времени. Данные утверждения предполагают, что История не является цепью случайно следующих друг за другом фактов, а через цепь случайностей пролагает себе дорогу закономерность. Эта закономерность истории познаваема (то есть независима от сознания). Понимание разного рода объективных закономерностей позволяет «пророчить» варианты устойчивого будущего с точностью до общественного явления, а в отдельных случаях — с точностью до исторического факта. Это и дает возможность направлять производительные силы общества на реализацию предпочтительного для концептуальной власти варианта устойчивого будущего. Осознание этого факта чуждой нам концептуальной властью при упорном нежелании понять его нашей политической, законодательной и исполнительной властью и обеспечивает столь высокое совпадение <исторической реальности наших дней: наше пояснение при цитировании> c вышерассмотренными американскими прогнозами 40-летней давности[11]».

Кроме того, даже в варианте статьи, напечатанном «Молодой гвардией», сохранился фрагмент текста, в котором рассматривались в качестве обобщенного оружия средства воздействия одной социальной системы (группы) на другие на исторически длительных интервалах времени и указывалось, что:

«Много лет нам твердили о решающей роли ядерного оружия и других видов оружия массового поражения в глобальном противоборстве двух систем. Теперь ясно, что это неверно.

Если под оружием понимать любые средства борьбы противостоящих общественных групп, в том числе и государств, и расставить его приоритеты в порядке убывания губительности, мы получим следующее.

ИНФОРМАЦИОННОЕ ОРУЖИЕ: 1. Информация философского, мировоззренческого характера. 2. Информация летописного, исторического, хронологического характера каждой отрасли знания. 3. Информация прикладного фактологического характера каждой отрасли знания (идеология, технология и т.п.)

МАТЕРИАЛЬНОЕ ОРУЖИЕ: 4. Экономика и международная торговля. Борьба за мировые деньги. 5. Угроза применения оружия массового поражения (не уничтожения, а поражения!). 6. Прочие виды оружия.

По первому приоритету в официальной науке мы не имеем ничего, кроме высокопарных слов типа: «Учение Маркса всесильно, потому что оно верно».

По второму приоритету мы не знаем о себе и окружающих ничего, что выходит за пределы памяти одного поколения.
По третьему приоритету существующая система режима секретности работ не позволяет нам самим знать о себе ничего, но позволяет получать с Запада до 80 процентов наших разработок, спустя 10 — 15 лет после их завершения в СССР.
По четвертому приоритету мы ограничивались только восторгами по поводу поднятия отдельных разработок нашей промышленности на уровень мировых образцов и выше, хотя покупают у нас только сырье.

По пятому и шестому приоритету мы разорили страну и народ, создав иллюзорную мощь своих вооруженных сил».
Как можно понять из приведённых отрывков, в статье как раз и шла речь о необходимости познания именно общих законов бытия человечества в Объективной реальности — «вечных законов мироздания» в терминологии А.Кротова. Причём основные положения, оставшиеся по существу неизменными с тех пор, но получившие детальное развитие в последующих наших работах, были высказаны нами уже тогда.

Опубликовав под другим названием и со значительными, во многом искажающими смысл изменениями[12], статью «Для чего быть науке», редакция «Молодой гвардии» в 1990 г. сыграла в детскую игру «испорченный телефон», но так и не развернула тогда в стане патриотов обсуждения темы «вечных законов мироздания» и их выражения в жизни цивилизации.

И хотя тираж «Молодой гвардии» в те времена составлял 700 000 экз., которые расходились среди патриотически обеспокоенной части общества, поставленный вопрос о первенстве освоения философской информации — по существу самостоятельного познания Мира каждым на основе методологической культуры — остался не понятым ни читателями, ни редакцией, вследствие чего его рассмотрение и обсуждение тогда не состоялось.

Как видно из выступления А.Кротова в «Русском вестнике», воевод интеллектуального фронта борьбы «патриотической оппозиции» всё же начинает допекать то, мимо чего они многие годы упорно проходили стороной, хотя их внимание неоднократно обращали на необходимость обратиться к изучению и освоению именно этого.

Иными словами, с того момента, как воеводам патриотизма на фронте интеллектуальной борьбы была предложена тема познания наиболее общих законов бытия и объяснено, для чего это необходимо[13], до того момента, как один из них под непреодолимым давлением обстоятельств всё же выразил мнение о необходимости познания «вечных законов мирозданья» в их связи с историей и перспективами человечества, прошло девять лет.

Девять лет — это большой срок. За девять лет под руководством И.В.Сталина государство Союз Советских Социалистических Республик успело:

  • разгромить гитлеровскую Германию,
  • разгромить вооруженные силы Японии на континенте,
  • восстановить на своей территории разрушенное в ходе войны,
  • процентов на пятьдесят перевооружить вооруженные силы с учетом опыта завершившейся войны,
  • ликвидировать ядерную монополию возглавивших НАТО США, принявших от Гитлера его миссию борьбы со строительством реального, а не декларируемого социализма,
  • оказать действительную помощь странам, вступившим на социалистический путь развития,
  • заложить фундамент для своего лидерства в космических исследованиях в последующие двадцать пять лет и
  • начать систематически ежегодно снижать цены на товары массового спроса, в результате чего большинство населения имело возможность вкусить плоды своего добросовестного участия в общественном объединении труда и начинало жить год от года лучше, обретало уверенность в завтрашнем дне, наращивало квалификацию, а не искало места, где бы паразитически беззаботно урвать побольше.

В сравнении с этим, как явствует из публикаций во многочисленных изданиях, в течение таких же 9 астрономических лет[14] интеллектуальные вожди патриотизма искали платформу для объединения остального народа, но мало продвинулись на своих тусовках в её определении от позиции, известной по классической русской литературе XIX века в адаптированном пересказе[15]: «В Христа веруешь? Водку пьешь? Перекрестись и выпей… Перекрестился, выпил, крякнул, шматом сала закусил, рыгнул, — значит, русский» — патриот.

Теперь же слова о «вечных законах мирозданья» уже произнесены одним из вождей на фронте интеллектуальной борьбы, но, сколько времени потребуется воеводам, действующим на этом фронте борьбы с жидомасонским заговором, чтобы от слов о необходимости познания перейти собственно к познанию и к жизни в соответствии с познанным, — остается только гадать…

Предыдущая страница / К оглавлению / Следующая страница

[1] Те, кому нравится обращаться к другим на «господин», кто приемлет таковое обращение к себе, пусть подумают, чьими лакеями и холопами они успели стать, возможно, сами того не понимания.

[2] Многократное переписывание исторического мифа, культивируемого в обществе, — само есть выражение одного из наиболее общих законов бытия нынешней цивилизации, понимание которого открывает пути к пониманию и более общих законов Бытия.

[3] Писания, названные «священными» и поставленные в обществе вне критики, определённо принадлежат к такого рода книгам, вне зависимости от того, ложны они или истинны, поскольку даже Истина, возведенная в ранг неусомнительной веры, вводит в самообман. И в затронутой А.Кротовым проблематике многое открывается, если заняться сравнительным изучением писаний, признаваемых «священными» в каждом обществе.

[4] На наш взгляд, это — клевета на Маугли: перечитайте сказку Р.Киплинга. Его лесной мальчик, в отличие от реальных «маугли», будучи воспитанным в волчьей стае, добрее и человечнее многих, воспитанных в цивилизации. В ней большинству политически активной части населения нынешней цивилизации более соответствуют «бандерлоги», которые, когда предоставлены сами себе, посягают на свободу человека-Маугли (именуемого в сказке «человеческий детеныш», т.е. это маска на словосочетании «сын человеческий», хотя такое отождествление покажется кощунственным многим, почитающим себя христианами), а когда к ним обращается «удав»-гипнотизер (как образ всех средств массовой информации и культовых традиций общества), то заворожено делают всё, что тот велит. Склонность же к действию в соответствии с гипнотическим внушением — не столько выражение силы-власти гипнотизера, сколько следствие неопределённости в собственных мнениях по тематике, через которую гипнотизер активизирует внушаемую программу действий: сила воли и т.п. обладают вторичной по отношению к неопределённостям значимостью.

[5] Сиречь, «бандерлогами», предоставленными самим себе. Термин «двуногое зверье» не следует понимать как метафору или ругательство. Его следует понимать в прямом смысле, поскольку нынешняя цивилизация не только цивилизация состоявшихся людей, но и цивилизация человекообразных «бандерлогов» — особей биологического вида Человек Разумный, чье поведение подчиненно животным инстинктам, как и у всех животных, а не свободной воле в Божьем промысле, как то должно быть у человека.
Обнаружив, что дрессировщик, в лице «тоталитарного государства» покинул арену, цивилизованные «бандерлоги» стали проявлять свою истинную сущность, устав изображать из себя людей.
Но состоявшийся человек, не в праве подражать «бандерлогам» и называть их «господами», чтобы самому не обратиться в «бандерлога».
Понимание термина «цивилизованное «двуногое зверье»» в прямом смысле позволяет ясно увидеть многое непонятное в жизни глобальной цивилизации.

[6] Цитата из выступления Е.Т.Гайдара 30.01.1999 г. на съезде возглавляемой им партии Демократический выбор России. После этих слов невольно приходишь к мысли, что Егор Тимурович никогда не заглядывает в зеркало (что в нём не воплощен идеал мужской красоты и совершенства — это неоспоримо) и уж он совсем забыл, как недавно сам выполз из-под красного знамени ВЛКСМ и КПСС, предварительно успев под ними справить очень большую нужду в делании карьеры.

[7] Кроме того, в разные годы занимал посты председателя Сибирского отделения АН СССР, зам. пред. Совмина СССР, председателя Государственного комитета по науке и технике. Основные труды по вычислительной и прикладной математике (расчет ядерных реакторов, динамика атмосферы и океана, численные методы расчета автоматизированных систем управления) — «Советский энциклопедический словарь», 1986 г.

[8] Существованию истории и социологии в качестве науки предшествовал довольно длительный период их существования в форме культовых мифов различных вероучений. Потом начался процесс выделения из вероучений научного естествознания и обществоведческих дисциплин, и возник пресловутый конфликт науки и религии, в котором выражается ущербность и той, и другой.

[9] Перед этим речь шла о многократном устаревании знаний и навыков при жизни одного поколения. В наши дни фактоописательные знания, полученные в вузе, устаревают в течение 5 — 8 лет.

[10] На нынешнем этапе это ещё не «корабли», а космические аналоги долбленного челна-однодревки эпохи каменного века, более способного к демонстрации правильности закона Архимеда, нежели к мореплаванию.

[11] В статье речь шла о Директиве Совета Национальной Безопасности США 20/1 от 18.08.1948 г., представлявшей собой осуществляемый М.С.Горбачевым и последователями план перестройки СССР в колонию осатанелого Запада. В угловых скобках дано наше пояснение при цитировании журнальной статьи.

[12] Даже номер Директивы СНБ США 20/1 набрали неправильно.

[13] Кроме статьи «Для чего быть науке» редакции «Молодой гвардии» на протяжении нескольких лет систематически предлагались для публикации и другие материалы Внутреннего Предиктора СССР, но ничего не было опубликовано. Зато было опубликовано многое другое, тематически сходное, но извращающее понимание существа затронутых проблем или уводящее внимание читателя от них в сторону к искусственно раздутым проблемкам сиюминутной значимости.

[14] А если считать от 1987 г., когда впервые заговорили о реставрации капитализма под лозунгами перестройки социализма, — то 12 лет: смотри, в частности, передовую статью «По догмам огонь!» главного редактора экономического журнала «ЭКО» А.Аганбегяна в «ЭКО» № 11, 1987 г., в которой прямо говорится: «… не намечается на данном этапе перестройки создания рынка ценных бумаг, вексельного обращения. Надо многому научиться, овладеть рынком товаров, ведь мы пока не умеем делать и этого. А уж потом, со знанием дела, можно перейти к рынку ценных бумаг».
После ГКЧП новый этап перестройки настал, и всё то, что в 1987 г. А.Аганбегян охарактеризовал как неуместное на том этапе перестройки, было осуществлено. Но с ноября 1987 г. по август 1991 г. прошло без малого четыре года, за какой срок под руководством И.В.Сталина успели выдержать разгром армии мирного времени, перевооружиться, решить исход войны, а тут даже не начали на бой собираться после прямого объявления войны через множество писак, подобных А.Аганбегяну…

[15] Если быть текстуально точным, то в повести Н.В.Гоголя «Тарас Бульба» есть эпизод, в котором описывается вступление козаков в Запорожскую Сечь:
«Пришедший являлся только к кошевому <атаману>, который обыкновенно говорил:
— Здравствуй! Что, во Христа веруешь?
— Верую! — отвечал приходивший.
— И в Троицу святую веруешь?
— Верую!
— И в церковь ходишь?
— Хожу!
— А ну, перекрестись!
Пришедший крестился.
— Ну, хорошо, — отвечал кошевой, — ступай же в который сам знаешь курень».
А несколькими страницами ранее, есть слова: «Не жалей, Фома, горелки православным христианам!» Застолье по приезде сыновей Бульба начинает словами: «Ну ж, паны-браты, садись всякий, где кому лучше, за стол. Ну, сынки! прежде всего выпьем горелки! Боже, благослови! …»
В фильме снятом по повести, это всё сократилось и влилось в одну фразу: «В Христа веруешь? Водку пьешь? — истинно христианская душа». Ну а фраза из фильма запомнилась многим лучше, чем оригинальный текст Н.В.Гоголя.